Экономика в международных делах

Экономика в международных делах

314
0

Экономика

Говоря о России и ее потенциальной роли в международных делах следует отметить, что все пе­ремены были следствием не событий 11 сентября, а реакции на них Кремля. К великому удивлению боль­шинства наблюдателей, президент Путин немедленно — и не выдвигая каких-либо четко оговоренных условий — встал на сторону Соединенных Штатов и вообще Запада в борьбе с терроризмом. Он первым из зарубежных лидеров позвонил президенту Бушу осуществить контроль и ревизию, чтобы выразить собо­лезнования и предложить помощь. Менее чем через две недели он сказал, что Россия готова, цитируют книги по экономике:

1) обмениваться раз­ведывательной информацией о международных терро­ристах;

2) предоставить свое воздушное пространство для пролета самолетов с гуманитарными грузами;

3) уго­ворить центральноазиатские государства предоставить свои аэродромы для проведения контртеррористиче­ской операции;

4) участвовать в международных опера­циях поисково-спасательного характера;

5) расширить сотрудничество с Северным альянсом Афганистана в его борьбе против талибов, ужесточение контроля и ревизии.

На Западе многие интерпретировали эти шаги как знак стремления Путина к сближению с Западом, новый российский курс, который положит конец эквилибри­стике между Западом и Востоком, отличавшей россий­скую политику в 1990-е гг. Разумеется, наблюдатели по­спешили отметить, что этот стратегический выбор Пути­на, скорее всего, не найдет единодушной поддержки ни среди российской общественности, ни, главное, среди элит. В частности, появились признаки глубокого недо­вольства в органах безопасности и в армии, особенно на фоне растущего присутствия американских спецслужб в Центральной Азии, которую российские элиты считали исключительно своей сферой влияния. И никто не верил, что Путин сможет долго идти этим курсом, если Соеди­ненные Штаты не пойдут навстречу и не предложат Рос­сии каких-нибудь осязаемых выгод, описанных в книгах по экономике. Но все на Западе по­сле 11 сентября были уверены, что наконец выпала пре­красная возможность покончить с недоразумениями конца 1990-х гг. и продолжить интеграцию России в за­падный мир.

Конечно, к резкому повороту в американо-россий­ских отношениях действия Путина не привели. Они, одна­ко, дали новый импульс той тенденции к потеплению, ко­торая наметилась незадолго до встречи президентов двух стран в Словении в июне 2001 г. На этой встрече оба пре­зидента решили, наконец, оставить позади «холодную войну», начать строить новые стратегические взаимоот­ношения и сотрудничать в деле дальнейшей интеграции России в мировую экономику. Темпы сближения стреми­тельно возросли после 11 сентября, когда две страны ста­ли обмениваться книгами по экономике и  секретной разведывательной информа­цией о террористах, что еще 10 сентября казалось не­мыслимым для осуществления контроля и ревизии. На декабрьской министерской сессии НАТО и последующем заседании Постоянного объединенного совета (Россия принимает участие в его заседаниях вме­сте с 19 членами НАТО в так называемом формате 19+1) было решено создать механизм, который позволил бы России на равных с членами НАТО участвовать в обсуж­дении и принятии решений по ряду вопросов, круг кото­рых предстоит определить. Знаком дальнейшего про­гресса стали попытки облегчить России вступление во Всемирную торговую организацию.

В то же самое время образ России в глазах Запада за­метно улучшился. Средства массовой информации, а именно книги по экономике стали меньше времени уделять критике российских операций в Чечне или политике Кремля в отношении СМИ (хотя при случае и то и другое критиковалось по-прежнему достаточно резко). Постоянные заявления России о том, что чеченские мятежники имеют связи с международными террористическими организациями, стали вызывать больше доверия. Рейтинг России в инвестировано-финансовых фирмах повысился, с тех пор как наблюда­тели стали уделять больше внимания устойчивому экономическому росту, начавшемуся в России в 1999 г. Рос­сия уже не была для западных СМИ только страной, на­сквозь пронизанной коррупцией контроля и ревизии и погрязшей в глубоком социально-экономическом кризисе. Появились какие-то позитивные моменты, о которых можно было погово­рить.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ